Стэн Вавринка: "Перед финалом с Джоковичем я расплакался, меня стошнило, я пришел в себя только перед интервью"

Чемпион 3 турниров серии Grand Slam вспоминает о своих победах в Австралии и в США. "Очевидно, что первый титул АТР очень важен (Умаг, 2006 год). Но главным событием моей карьеры стала победа в Австралии в 2014 году. Это же турнир Большого Шлема, нет ничего выше этого. 26 января 2014 года я был на пике жизни, супер-расслабленным, это была моя мечта. Я был на седьмом небе. Я готовился к своему первому финалу на турнире Большого Шлема, я чувствовал, что нахожусь в отличной форме, показываю очень хороший теннис. Я должен был играть с Рафаэлем Надалем, первой ракеткой мира. Что могло произойти такого ужасного? Я бы только проиграл. Мне было нечего терять? Мы часто слышим эту фразу от игроков, мол, ничего не потеряю, если проиграю. Но у меня такого чувства не было никогда. Напротив, ставки были слишком высоки и возможность была такой уникальной. > Стэн Вавринка: "Я совсем не скучаю по тому адреналину, который испытываю во время соревнований" Я прекрасно помню, в каком состоянии был накануне матча. В моем отеле оставалось всего несколько игроков, обстановка вокруг меня была спокойной, мы разместились довольно далеко от суеты. Я пошел перекусить вместе с командой. Затем мы вернулись в отель, до половины второго ночи сидели в лобби за выпивкой и общались. Помню, как английский журналист прошел мимо и удивился, что в такое время накануне финала на мэйджоре я все еще не сплю. Но матч начинался только следующим вечером. Потом я пошел к себе в комнату, посмотрел телевизор и отправился спать. Я очень мало спал. Но не из-за нервов, а потом что действительно был в предвкушении от матча. За час до финала мы спокойно общались с Магнусом Норманом, Северин Люти тоже был там. Мы смеялись, я был расслаблен. В 2016 году перед финалом US Open ситуация была другой. Мне был 31 год, я сказал себе, что, пожалуй, это может быть мой последний шанс выиграть турнир Большого Шлема. Разминка прошла ужасно. Было очень ветрено, я был напряжен и в плохом настроении. Мы пошли поесть с командой, я надел наушники и сел в конце стола, чтобы изолировать себя от остальных, не хотел, чтобы со мной кто-нибудь разговаривал. Потом я пошел в раздевалку, отправился к физиотерапевту, разогрелся. За пять минут до выхода я вдруг начал чувствовать себя очень плохо, очень нервным. Я начал плакать, мне даже пришлось уйти, потому что меня стошнило… Магнус подошел ко мне поговорить и я сумел прийти в себя буквально перед тем, как встретил Новака на полпути к предматчевому интервью. В начале матча я старался хоть немного получать удовольствие от игры, но все равно не чувствовал себя слишком хорошо. В первой партии Джокович лидировал 4-1 и у него был брейкпоинт, как мне кажется. Мне удалось выиграть этот гейм и дальше я решил, что должен измотать себя физически, чтобы освободиться от стресса. Я начал затягивать розыгрыши, пусть это и означало, что я буду их проигрывать. Я начал бегать туда-сюда и потихоньку стал чувствовать, как усталость берет верх над разумом. Это заставило меня фокусироваться на физической составляющей, а не на теннисе. И все прошло. В тот момент я не знал, выиграю ли я, но я знал, что буду бороться до конца. И я выиграл".




Comments

    No results found.